Большое Казариново
Казаринские мастера и А.С.Пушкин
Земли, на которых было основано село Большое Казариново, начали заселяться во второй половине шестнадцатого столетия, так как в «Арзамасских поместных актах» под 1606 годом упоминается владелец Казарин Нефедьев, а селение, основанное им, называлось Нефедьево (Казариновотож). В 1624-1626 годах частью этого селения владел Фёдор Фёдорович Пушкин. Фёдор Фёдорович Пушкин в 1641 году, выдавая свою дочь Анастасию за князя Ивана Андреевича Хованского, отдает казариновскую вотчину в качестве приданого. От этого времени имение числилось за князем Хованским… Сменив несколько владельце, в начале XX века Большое Казариново становится собственностью семьи Шепелевых. Шепелевы владели Большим Казариновым вплоть до Октябрьской революции.
С незапамятных времен, когда еще только начали заселяться казаринские земли, жители здесь стали заниматься изготовлением посуды. Расцвет промысла относится к XIX веку. Изготовлением посуды, по данным на 1890 год, занимались в 107 дворах (из 120) 159 мужчин и 72 подростка, иногда им помогали женщины. В основном здесь изготовляли так называемую чернолощеную посуду, отличавшуюся от изделий других местностей цветом, отделкой и формой. Изготовляли посуду в свободное от полевых работ время – осенью и зимой, до начала весны. За сезон каждая семья изготовляла не менее 3000 штук посуды, сбывая ее примерно на 90 рублей, а все село – 321000 штук на 9630 рублей, этой суммы казариновцам хватало и на уплату налогов, и на собственные нужды, поэтому, несмотря на малое количество пахотной земли и пастбищ для скота, село жило небедно.
Отсюда на рынки поставлялись кринки, кувшины, квасники – кринки с ушками-ручками вверху горловины, корчаги обычные или с крышкой и носиком-дудочкой в верхней части, глиняные формы для выпечки хлеба, дойники, горшки разного объема, кашники с крышкой и ручкой, горшки-ушаны, жаровни, миски, плошки, блюда разных размеров, печные трубы и прочее.
Отдельного помещения мастера не имели, посуду лепили в жилых избах, перебираясь в сени только летом. По стенам избы тянулись полки («брусья») для сушки посуды. Печь делали больше обычной, а избы не имели никакой вентиляции, поскольку сушка требовала тепла. Работали в избе от трех до пяти человек, не считая проживавших здесь же домочадцев. Сырьем для производства служила особая «синяя» глина, которую брали в единственном, определенном месте, на берегу реки Азанки. Она отличалась особой вязкостью и очень темным, синевато-серым цветом. Готовую посуду ставили на полку под потолком на 4-6 дней для просушки, затем специальным камешком ее «лощили», полировали поверхность, одновременно нанося несложный рисунок. Для обжига посуды использовался горн, отличавшийся простотой и дешевизной. Его выкладывали на огороде из местного кирпича, пользовались горном 4-10 семей по очереди. Обжиг производился при температуре около 600 градусов, в сильно коптящем пламени, по завершении обжига горн вместе с топкой заваливали землей, препятствуя доступу воздуха к посуде, и оставляли так на 6-8 часов, обычно на ночь. Такой вид обжига называется томлением. В результате обжига глина приобретала тёмно-серый, почти черный цвет, полоски, проведенные лощилкой, блестели и принимали более темный оттенок. Посуду сбывали на базарах в Б.Болдине по средам и воскресеньям, в Адашеве – по пятницам, в Гагино – по четвергам, в Б.Маресьеве – по субботам, в Талызино – по вторникам. Кроме того, вывозили посуду и на ежегодные ярмарки: 28 июня в с. Ветошкине, 8 июня – в Субботине. Часть посуды, чаще всего зимой, продавалась «в развозку» по окрестным селам по принципу натурального обмена: посуда на хлеб, семенное зерно и пр. Торговля шла довольно бойко, предложение редко превышало спрос. Посуда отличалась особой крепостью, малой толщиной стенок, изяществом рисунка, хорошим обжигом. Цены во все времена года стояли без изменений. Других центров гончарства ни в Сергачском, ни в Лукояновском уездах не было.

Казаринские мастера и А.С.Пушкин

С незапамятных времён по всей округе славились казариновские гончары. Делали они всякую крестьянскую посуду, закаливали в горнах особым способом, и выходили у них горшки. Чашки, кринки чёрно-сизые, как чугун.
От столетнего казаринского старика Тита Макарова знали в Болдине такую историю.
По воскресеньям в Болдино бывали большие базары. Со всей округи съезжались в Болдино крестьяне с холстами, рогожами, топорищами, приезжали и казаринские гончары со своей посудой.
В один из таких дней случился на базаре и Александр Сергеевич Пушкин. Шёл он по рядам. Ко всему присматривался. Ко всему прислушивался. И вдруг услышал:
Бабы, мужики и господа,
Подходите, у меня посуда больно дешева.
У нас руда своя,
Мы её роем у двора,
В воде растопляем,
Горшки из неё слепляем,
На огне для прочности закаляем,
На базаре для продажи расставляем.
- Барин, купи кружку, будешь пиво попивать, да казаринцев вспоминать.
Не удержался Пушкин, купил казариновскую посудину и увёз её с собой в Москву.

История возникновения названия села нашло свое отражение в местной легенде, в которой рассказывается: — В давнюю пору в селе Покровском (сейчас Черновское) жил барин со своим сыном. В прислугах у них служила черница (крепостная), и была у нее дочь-красавица, которую звали Казара. Сын барина и Казара полюбили друг друга, но жениться не могли (социальное неравенство!). Барин решил помочь сыну: выделил чернице и ее дочери небольшой надел на месте села Казаринова. Там и поселились крепостные. Сюда переехала и Казара с матерью. Со временем село стало называться по ее имени Казариново. Когда Казара и сын барина поженились, то они из села уехали, а вот крепостные остались. Им понравилось место — лес, речка. На горе вблизи обнаружили первые казариновцы глину, стали делать из нее посуду.

(Записки краеведов. Нижний Новгород, 1991, с. 227—228).